Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Сагрестани

Лесков, Мадрид и еще кое-что

Читаю роман Лескова "На ножах".
Великолепно! Прежде всего, такого русского языка мы уже почти не слышим и не видим. Приходится пробавляться чапаевыми, пустотами, плинтусами, кукоцкими и их казусами (последнее еще далеко не худший вариант). Но вообще, как я понимаю, наша новая изящная словесность расцветает под сенью девушек в цвету: литературные дамы завоевали беллетристический Олимп и не собираются своих завоеваний уступать.
(Почему-то я сразу вспоминаю фразу из диккенсовского "Мартина Чезлвита": "Мистер <...> был окочательно сбит с толку, а двум литературным дамам и сбиваться было не с чего".)

"Парижское утро начинается очень рано в том, далеко не аристократическом квартале, где среди rue de Seine местился назамечательный Hotel de Maroc, избранный по особым соображениям Бодростиной для ее жительства. На заре звонкие плиты узких тротуаров оглашаются громким хлопаньем тяжелой обуви работников, рано покидающих свои постели и поспешающих к делу. Вслед затем раздаются звонки и слышится стук железных скоб у дверей лавчонок, где эти же рабочие добиваются получить свою утреннюю порцию мутного абсенту; затем гремят фуры перевозчиков мебели, бегут коммисионеры со своими носилками, кухарки со своими саками, гризетки со своими корзинками и кошками, и... день настал со всею его суетой: спать невозможно".
(Н. С. Лесков. На ножах, часть пятая, глава первая.)

Под чтение этого абзаца меня посетило воспоминание об одной летней ночи в Мадриде. Мы вернулись из Толедо, порядком устали и даже не пошли гулять по вечернему Мадриду, а легли спать. Но вот это-то как раз и было почти невозможно. Там, где местился наш отель "Карлос V" (на небольшой улице Maestro Victoria, перпендикулярной уютной пешеходной calle del Arenal, соединяющей Puerta del Sol с площадью Оперы - Plaza Isabel II), всегда было шумно (и никакие закрытые евроокна почти не спасали), но в ту ночь (с 22 на 23 июня прошлого года) было что-то совершенно жуткое. Почти всю ночь к нам то приближался, то удалялся какой-то флэшмоб с дикими криками и песнями. Думаешь - все, вроде стихло, ушли, но не тут-то было! Через несколько минут все опять продолжается с новой силой. Стихло где-то уже под самое утро, когда светало. Наутро меня даже слегка пошатывало, но в путешествии силы восстанавливаются быстро, и наступивший день был весьма насыщен и интересен.

Вчера мои слушатели 2-го образования поблагодарили меня за лекцию. Это всегда приятно, тем более, что в прошлую пятницу они у меня заметно подувяли под теорию полуколец. А вчера я рассказывал уже о приложених, и атмосфера заметно оживилась.
И все же я не понимаю, как можно не понимать математику в ее основных положениях, абсолютно, кристально прозрачных. Чего не скажешь о теориях в гуманитарных науках, в которых логическая муть так еще со школьных лет раздражала меня, что я, при всем своем большом интересе к гуманитарной сфере, никогда даже не думал о гуманитарной профессии. Очень часто дефиниции там построены по принципу "это когда". О принципе этом я знаю от мамы, а она почерпнула его из бесед с академиком Сергеем Евгеньевичем Севериным. Он говорил: "Слабому студенту надо помочь на зкзамене подсказкой. Ну, забыл он какое-то определение. Так вы намекните ему: как же, это очень просто, это когда... И тут голова студента обретает ясность, и он, радостно спохватившись, выпаливает: ах, точно, это когда и т.д. и т. п.".
Но в книгах, например, по теории музыки, такого сорта определения приводили меня в ярость, и я тут же бросал читать. Конечно, я был неправ, и нельзя требовать в этих науках той же логики, что в науках дедуктивных. Тут все гораздо сложнее, а математика ведь самая простая наука. Главное, что знать (помнить) ничего не надо, а надо уметь вывести.
Сагрестани

Sketches

Слушая на днях Итальянский концерт Баха на клавесине (Р. Киркпатрик), я поразился лютневому звучанию в начале медленной части. На рояле такого эффекта добиться невозможно. И какая же это удивительная музыка!

***

“В человеке все должно быть прекрасно: и одежда, и лицо, и мысли”, – говорит доктор Астров.

Лукавые любители хорошо одеваться (особенно сильный пол) любят повторять эту фразу, но про себя думают прежде всего об одежде. “Встречают по одежке”. А провожают, между прочим, далеко не всегда по уму. Часто бывает наоборот, в нашем отечестве как правило.

И вот смотрю я иногда на наших преподов мужеска пола (женщины все же следят за собой) и думаю про многих из них: “Ну нельзя в таком виде выходить к студентам, нельзя, и все”. В лучшем случае они вызовут скрыто насмешливое отношение, в худшем – почти явно выраженное презрение. И по уму не проводят.

С другой стороны, хороший костюм тоже не наденешь, пока сохраняется эта пещерная форма чтения лекций с елозинием мелом по доске. Тут надо слесарный халат надевать. В этом семестре по пятницам я читаю лекцию в аудитории, где весь стол регулярно оказывается щедро усыпан мелом: очевидно, преподаватель, который читает до меня, бросает меловую тряпку на стол, хотя я думал всегда, что стол – это такое приспособление, за который садятся, чтобы что-то написать. И если сядешь за вымазанный в мелу стол, то что будет с вашими рукавами? Если преподаватели позволяют себе такое, то чего же мы хотим от студентов?

О, господи…

***

Как приятно, едучи в непотребной московской подземке, стиснутым со всех сторон, вспомнить обед в Кадисе, в начале февраля, на берегу Атлантического океана. Солнце сияет, тепло, и океан перед вами.



Сагрестани

Даты (и не только)

Сегодня - день рождения А. Блока. 130 лет.

Миры летят. Года летят. Пустая
Вселенная глядит в нас мраком глаз.
А ты, душа, усталая, глухая
О счастии твердишь, - который раз?


Но вот нечто более близкое сегодняшнему дню:

Collapse )

И сегодня же - день рождения профессора Д.А. Сабинина (1889-1951).
Среди его многочисленных трудов есть тезисы под названием "Структура жизни". О них написано в воспоминаниях моей мамы о Сабинине:
Collapse )

Читаю книгу воспоминаний о Н.С. Жиляеве (Николай Сергеевич Жиляев: Труды, дни и гибель /Отв. ред. и сост. И.А. Барсова. - М.: Музыка, 2008.- 608 с.).
Как же много коллег-музыкантов не любило Шостаковича! И сам Жиляев, в свое время восклицавший, что "Митя - гений! Гений!", потом назвал его "гением лжи". И негений Е.К. Голубев, автор семи симфоний и 24 квартетов, с восторгом с этим определением соглашается (с. 170).
Но тут как раз все просто. Зависть. Каноническая ситуация: "Моцарт и Сальери". Пушкинские, не исторические, конечно.

Родился я с любовию к искусству...

(Ха-ха-ха! Любовь-то часто бывает без взаимности. По себе знаю. Как себя определяет автор-герой у Пруста? "Я - человек бездарный, но живущий интенсивной духовной жизнью".)

Ну что? Зима?

Зима! Крестьянин, торжествуя,
На дровнях обновляет путь...


Какой смысл получится у этого предложения, если перед каждым его словом поставить "не"? Кто раскрутит? Могу объявить конкурс. :)

Наконец-то, с четвертого раза, я понял (?), как изложить детям (=студентам) лемму Бернсайда просто (и так, чтобы попутно они научились быстро считать порядок группы автоморфизмов как произведения мощности орбиты произвольного элемента на порядок его группы-стабилизатора). Осталось только не оговориться и не назвать ее леммой Бернстайна.

Да, ведь еще сегодня "вздумали родиться" Риббентроп и Энгельс...

Так вот когда мы вздумали родиться
И, безошибочно отмерив время,
Чтоб ничего не пропустить из зрелищ
Невиданных, простились с небытьем.