Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Categories:
  • Music:

К вопросу о вычурности

Многие, быть может, сочтут цитируемый ниже текст вычурным (и я не стану с ними спорить, хотя меня он приводит в восторг):
"Я с нетерпением ждал, когда мне подадут одеваться. Но вот часы бьют двенадцать, наконец-то является Франсуаза. И все лето в том самом Бальбеке, куда я так рвался, потому что он представлялся мне исхлестанным вихрями и заволоченным туманами, стояла такая слепяще солнечная и такая устойчивая погода, что когда Фрасуаза открывала окно, мои ожидания не обманывала загибавшая за угол наружной стены полоса света, всегда одной и той же окраски, уже не волновавшей как знамение лета, но тусклевшей, словно безжизненный, искусственный блеск эмали. И пока Франсуаза вытаскивала из оконного переплета булавки, отцепляла куски материй и раздирала занавески, летний день, который она мне открывала, казался таким же мертвым, таким же древним, как пышная тысячелетняя мумия, и эту мумию старая служанка должна была сначала со всеми предосторожностями распеленать, а потом уже показать ее, набальзамированную, в золотом одеянье".
(М. Пруст. Под сенью девушек в цвету, финал*.)
Вот так можно описать обычное утреннее раскрывание оконных штор.
Этот пост ассоциирован с недавним обсуждением некоторых литературных проблем.
________________________
*Перевод Н.М. Любимова.
Tags: Бетховен, Бетховен_фортепиано, Пруст, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments