Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Category:

Моцарт - Клавирные концерты №№24 (c-moll, K. 491) и 25 (C-dur, K. 503)

Пришла вдруг фантазия прослушать эти два концерта подряд. Что и выполнил (в интерпретации Г. Анда - последнее время решительно предпочитаю его всем другим исполнителям моцартовских концертов).
Слушая 24-й, вспомнил про свою ассоциацию молодых лет, когда я еще пытался и играть его (как и 25-й тоже). Я представил тогда под музыку развалины храма в Звартноце и прочитал про себя строчку Элиота:

Sunlight on a broken column

("The Hollow Men", II:
Eyes I dare not meet in dreams
In death's dream kingdom
These do not appear:
There, the eyes are
Sunlight on a broken column
There, is a tree swinginig
And voices are
In the wind's singing
More solemn and more distant
Than a fading star.)

А правда: сколько же голосов в этой музыке!

Ну а 25-й...
Можно вспомнить Гете. Финал кажется полным музыкальным аналогом сцены «У ворот» из «Фауста». Страстный мыслитель и мечтатель среди веселой толпы.

Я море бы пересекал,
Движенье этих крыл усилив


Можно даже подумать, что Моцарт читал эту сцену «Фауста» перед тем, как написать свой концерт, что невозможно, так как Гете завершил сцену только в 1801 г.
Другие стихи Гете могут служить эпиграфом к концерту К. 503 в целом:

Но вы идите - смело в мир огромный,
В великолепье, в роскошь бытия!
Все познавайте - небо, земли, воды,
За слогом слог - до самых недр природы.


И Бодлер (с которым так любил сопоставлять Моцарта Чичерин), "Исповедь художника":
«Grand délice celui de noyer son regard dans l’immensité du ciel et de la mer! Solitude, silence, incomparable chasteté de l’azur! Une petite voile frissonante a l’horizon, et qui, par la petitesse et son isolement, imitemon irrémediable existence, melodie monotone de la houle, toutes ces choses pensent par moi, ouje pense par elles (car dans la gradeur de la reverie, le moi se perd vite!); elles pensent, dis-je, mais musicalement et pittoresquement, sans arguments, sans syllogismes, sans déductions».
Перевод Эллиса: «Какое огромное наслаждение - купать взор в безмерности неба и моря! Уединение, безмолвие, несравненная чистота лазури! Маленький парус, трепещущий на горизонте, своей незначительностью и одинокостью так напоминающий мое неисцелимое существование, монотонная мелодия прибоя - все это мыслит мною или я мыслю ими (ибо в безмерности мечтаний быстро теряется «я»!); мыслит, говорю я,но мыслит музыкально и красочно, без силлогизмов, без дедукций».
Красота темы среднего эпизода финального рондо поистине безмерна: l’immensité du ciel et de la mer!

Альшванг в своей книге о Чайковском сослался на 25-й концерт, поскольку одна из тем первой части взята в Интермедию 3-й картины "Пиковой дамы". Правда, он написал просто, что тема заимствована "из фортепианного концерта Моцарта", не удосужившись указать номер. Наши критики часто проходили мимо Моцарта с высоко поднятой головой.

Но правда то, что тут можно много чего услышать из более поздней музыки.
Где-то я читал, что моцартовская тема гораздо больше напоминает "Марсельезу". Чайковский, между прочим, изменил начальный мотив, лишив тему волевого импульса, мужественного (даже героического) характера. Интересно, а "гений одной ночи" мог знать этот концерт Моцарта?
В кульминации второй части можно услышать "Спящую красавицу" (Es-dur'ное Adagio первого акта), в финале - концерт Грига.
Мне очень нравится то, что сказал о "предвосхищениях" у Моцарта Стравинский (в связи с "Волшебной флейтой").
"Наиболее очевидно тут предвосхищены Вебер, Вагнер и Мендельсон периода "Сна в летнюю ночь". (Наиболее заметное упущение - Шуберт, который уже был затронут в "I'ho perduta" в "Фигаро".) Вагнер встречается повсюду, от "Тангейзера" (16-звучная фигурация скрипок в финальном Andante) до "Тристана"... Сцена Тамино и Зарастро - тоже вагнеровская (хотя собственно музыка Зарастро гораздо сильнее напоминает музыку Иисуса в "Страстях" Баха), только что Моцарт остановился на той точке, где Вагнер, уже тяжело дышащий, начал бы пыхтеть.
Предвосхищения, раз уж я каким-то образом перешел на эту скучную тему, еще заметнее в терцете (№16) и в сопровождении финальной арии Папагено, которое представляет собой плагиат и явное улучшение "Спящей красавицы"; в хоровых партиях и в инструментальной арии баса в "Bald, bald, jüngling", которые украдены из "Риголетто"; и в интродукции к Drei Knäbchen, jung, schön" , которая заимствована из какой-нибудь равелевской пьесы с дождливым настроением".
(И.Ф. Стравинский. Статьи и материалы. - М., "Сов. композитор", 1973. - С. 85.)
Позволю себе прокомментировать Великого. "Сцена Тамино и Зарастро" - это, скорее всего, диалог Тамино со жрецом (таинственный персонаж, но он никак не отождествлен с Зарастро) в первом финале, который действительно сильнейшим образом предвосхищает Вагнера, причем Вагнера времени "Парсифаля" или поздних частей Тетралогии.
Tags: Бодлер, Вагнер, Гете, Григ, Моцарт, Моцарт_"Волшебная флейта", Моцарт_опера, Моцарт_фортепианный концерт, Руже де Лиль, Стравинский, Чайковский, Чичерин, Элиот
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments