Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Category:
  • Music:

" В нем уже заметен гений..."

Харди рассказывает, как впервые ознакомился с рукописями Рамануджана. Тот был самоучка и, читая, Харди видел многие "ляпы", связанные с недостатками образования. Но одно было несмоненно: автор - гениален.
Так и я, читая книгу Демидовой про Ахматову, наткнулся на лермонтовские строки:

Улыбка странная застыла,

Мелькнувши по ее устам.

О многом грустном говорила

Она внимательным глазам:

В ней было хладное презренье

Души, готовой отцвести,

Последней мысли выраженье,

Земле беззвучное прости.

Напрасный отблеск жизни прежней,

Она была еще мертвей,

Еще для сердца безнадежней

Навек угаснувших очей.



Давно не перечитывал, и - сразу обожгло (хотя, казалось бы, так просто!). Это мог написать только гений.

Дочитываю Демидову. Нет, книга хорошая, ей можно быть только благодарным несмотря на досадные ошибки.
Но вот она ссылается на слова Ахматовой о поэме, что, дескать, поэму можно написать только если ты изобрел для нее свою строфу. Кажется, еще и Н. Мандельштам приводит эти же слова Ахматовой.
Но позвольте: Байрон написал гениальные поэмы, и не он изобрел октаву или спенсерову строфу. И почему это "после "Онегина" нельзя писать четырехстопным ямбом"? А "Медный всадник"? А "Демон"? Лермонтов написал онегинской строфой "Тамбовскую казначейшу". И что: разве это плохо?
Да, он придумал свою строфу - 11-строчник "Сашки" и "Сказки для детей" (которую, кстати, и не закончил).
Все-таки дело не в этом, я думаю. Можно брать готовые формы и темы; важно, как они использованы.
Да и "ахматовская" строфа не совсем ахматовская. Другое дело, что в "Поэме без героя" показано становление этой формы. Форма становится содержанием и объектной формой в объемлющей метаформе (как у Пушкина в "Домике в Коломне").
ЗЫ. Ахматова язвительно отзывалась о Брюсове (вообще его не любила) и сказала как-то: "Писал по два стихотворения в день и не написал ни одного. Стихи нельзя придумывать".
Вот и нетривиальную математическую теорему нельзя придумать. Настоящий математик - это тот, кто теорему ВИДИТ (и тогда она есть действительно ЗРЕЛИЩЕ, что отвечает исходному смыслу слова), а уж потом все раскладывает по полочкам и облекает ее в четкую логическую форму.
Пойя (если не ошибаюсь) говорил, что гений формулирует теорему, доказать ее могут и другие.
Например, П.С. Александров в 1932 г. сформулировал одну теорему в топологической теории размерности. Доказана она была лишь в 1966 одним из его учеников.
А Великая теорема Ферма! Притча во языцех. Правда, гений тоже может ошибаться. Тот же Ферма полагал, что все числа вида 2^(2^n) + 1 (называемые числами Ферма) суть простые, но оказалось, что число 2^32+1 делится на 641. Оказался, однако, верным более слабый результат: если некоторая степень двойки, увеличенная на единицу, есть простое число, то показатель степени есть степень двойки (т.е. это число есть число Ферма).
Tags: А. Демидова, Ахматова, Байрон, Брюсов, Лермонтов, Н. Мандельштам, П.С. Александров, Пойя, Пушкин, Рамануджан, Ферма, Харди, математика
Subscribe

  • Карл Бём

    Ровно 50 лет назад, 8 октября 1971 г. (в пятницу, кстати, тоже), я написал в дневнике: " Вчера в консерватории хор Венской оперы и Венский…

  • "Булгахтеру телеграмма!"

    Перечитал залпом "Мастера и Маргариту", а также главу "Сталин и Булгаков" из 4-томника Б. Сарнова "Сталин и писатели". Параллельно слушаю музыку в…

  • 75 городов (Барселона: август 2017 г., часть 3)

    Заканчиваю счет барселонских дней. 28) 18 августа Весь день на море, а вечером решили проехаться в район Саграды. Вышли и стали обходить храм…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments