Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Category:
  • Music:

Альфред Эйнштейн о литаниях Моцарта

Лауретинская литания К. 195 (май 1774 г.):
"Для Agnus Dei Моцарт пишет одну из самых божественных своих медленных частей - Adagio для сопрано и tutti, которое отвечает пению и заключает целое. Начальный мотив соло через десять лет вновь всплывет в Adagio "Jagdquartett" (K. 458).
Можно твердить сотни раз, что подобная часть воспринимается, как инструментальная, что соло в ней скорее подходит кларнету, чем человеческому голосу; что это, по существу, неаполитанский оперный стиль, а вовсе не подлинный церковный. Говорящие так сто раз правы. Но независимо от нашего согласия или несогласия с тем, что по причине таких противоречий вокальный сталь XVIII столетия, конечно, должен быть осужден, что ни один современный певец не в состоянии исполнить такое произведение правильно, что Моцарт, конечно же, писал свое соло для нейтрального голоса, для кастрата, - независимо от всего этого Лауретинская литания остается сокровенной молитвой. Медленно угасая в золоте вечерней зари, она потрясает нас именно как благоговейная мольба. Adagio в струнном квартете тоже молитва. И с этой точки зрения, право же, невозможно понять, почему из двух внутренне так тесно связанных друг с другом частей одну следует признать, а другую отвергнуть. Я не завидую людям, которые из соображений "чистоты стиля" отравляют для себя восторг, вызванный этим чудом искусства и юных чувств".
(А. Эйнштейн. Моцарт: Личность. Творчество. - М.: Музыка, 1977. - С. 314-315.)
Литания к Таинству Святых Даров, К. 243 (март 1776 г.):
"Мы намеренно говорим: Моцарт вновь обретает себя, - ибо эта литания оказалась одним из самых индивидуальных, самых моцартовских творений. Не восхищаться ею, не любить ее могут только пуристы, отстаивающие "чистоту" церковной музыки. Но это примерно то же, как если бы кому-нибудь вздумалось отрицать художественные достоинства "Страшного суда" или "Сошествия во ад" Рубенса из-за того, что там некоторые блаженные или обреченные на адские муки особы женского пола не стесняются обнажать свои тайные прелести. А ведь в XVII и XVIII веке это нисколько не шокировало верующих.
На этот раз, поскольку Моцарту не надо было считаться со вкусами архиепископа, он как музыкант вообще не хотел себя ничем ограничивать. Он мыслит пространно, опять пишет большие арии для солистов, широко использует полифонию и в "Pignus" сочиняет такую двойную фугу, в сравнении с которой фуга из "Miserecordias" кажется только этюдом. Эта фуга - один из величайших шедевров, созданных Моцартом в зальцбургском контрапунктическом стиле".
(Там же, стр. 317-318.)
От себя добавлю, что в более ранней литании такого же рода (К. 125) фуга "Pignus futurae gloriae" тоже производит сильнейшее впечатление, хотя Аберт находит ее слишком длинной. Не знаю, я, пока слушал, хотел, чтобы эта музыка вообще не кончалась (хоть это и невозможно).
Tags: Аберт, Альфред Эйнштейн, Моцарт, Моцарт_литании
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments