April 28th, 2020

Бронзино

Музыка в условиях самоизоляции - 2

Вспомнив про "Похищение из сераля" в связи с вагнеровскими "Мейстерзингерами", я прослушал два исполнения этой оперы.
1) Под упр. Э. Йохума (Баварская опера, 1966) при участии Э.Кёт (Констанца), Ф. Вундерлиха (Бельмонте), К. Бёме (Осмин), Л. Шэльде (Блонда), Ф. Ленца (Педрильо).
2) Под упр. Й. Крипса (Вена, 1965) при участии А. Ротенбергер, Н. Гедды, Г. Фрика, Л. Попп и Г. Унгера в соответствующих партиях.
Конечно, во второй записи, признанной, кстати одной из самых лучших у Крипса (наряду с "Дон Жуаном"), совершенно бесподобна Аннелизе Ротенбергер. У нее более богатый тембр по сравнению с Кёт, которая тоже прекрасно исполняет эту труднейшую партию. Но ее голос кажется мне иногда несколько суховатым.
Но что очень разочаровывает в крипсовской записи, это выброшенная большая виртуозная ария Бельмонте в начале третьего акта. Вместо нее исполняется его ария из второго акта (перед финальным квартетом). Мне эта купюра и такая перестановка непонятны и неприятны. И Гедда, насколько я понимаю, создан именно для подобного рода арии. Почему же ее купировали? Могу только предположить, что во время записи певец не был в надлежащей форме, хотя всё остальное спето им превосходно. Но это, конечно, самая трудная ария тенора здесь. Вчера я готов был отдать предпочтение Крипсу, но сегодня, переслушав 3 акт у Йохума, склонился к мнению, что записи равноценны по своим художественным достоинствам. Музыку не комментирую. Стендаль будто бы писал о ней, что она осталась у Моцарта единственной в своем роде и что больше такой свежести и непосредственности (вкупе, добавлю, с радостной уверенностью молодого, но уже зрелого, мастера) Моцарт больше не достигал. Разве лишь в "Фигаро"? Но это уже мой вопрос к Стендалю.
Заметил для себя, что одно место в выходной арии Констанцы процитировано потом в Cosi fan tutte, а именно в обычно выбрасываемой (неправильно!) арии Феррандо в B-dur (№24). Надо бы сослаться на такты, но лень лезть в ноты. У Аберта об этом не написано.
***
Я уже говорил, что ранний d-moll'ный квартет Моцарта зацепил у меня в голове, как ни дико, 13-й квартет Шостаковича. Прослушал вот только что. Стал вспоминать, что о нем написано у К. Мейера и С. Хентовой. И обнаружил, что ничего по существу. Впрочем, что тут удивляться, когда музыка эта в своей сущности столь страшна, "что лучше не заглядывать, уйдем".
В юности, где-то немного времени спустя после премьеры в декабре 1970 г., я читал неплохую статью М. Тараканова в "Советской музыке". Там говорилось, в частности, и 12-м квартете, который охарактеризован автором статьи как далеко не лучшее произведение Шостаковича в жанре струнного квартета (sic!), а резюме по 13-му было таким: "Время идет, и ход его необратим". Это, разумеется, очень глубокая философская мысль. Но автор статьи справедливо отмечает феномен музыкального времени этого квартета: сочинение длится 15-20 минут, а кажется весьма протяженным. Как жизнь проходит на наших глазах.