December 19th, 2019

Гебуртхаус

Uchida & Brautigam (и Брукнер за компанию).

Как интересно Браутигам сыграл это навязшее в зубах (или ушах) Rondo alla Turca в 11-й сонате! Я вдруг представил телегу, трясущуюся по ухабам, телегу жизни, карикатурной и печальной одновременно. Вспомнился эпизод из фильма Пазолини "Кентерберийские рассказы", когда герой-режиссер едет на телеге по глухой и ухабистой деревенской дороге.
Но вообще опять сравниваю Браутигама и Утиду (Учиду, или как её там еще) в моцартовских сонатах. Исполнение Браутигама живое и трепетное, а японская пианистка показывает нам гербарий, пусть великолепный и изысканный, но сухой. Если в ранних сонатах она даже бывает хороша, то в зрелых неприемлема со своей фарфоровстью. Для меня, по крайней мере. Конечно, я не отрицаю и удач Утиды. Например, в некоторых концертах, в Adagio h-moll.
***
Еще меня не оставляет в покое Шестая симфония Брукнера, всё время звучит в ушах. Это совершенно удивительное сочинение! Как-то я раньше этого не понимал в полной мере. Может быть, самая удивительная среди "средних" симфоний (от Третьей до Шестой). И, кажется, единственная симфония, имеющая только одну редакцию. Кстати, я начинаю постепенно разбираться в разных версиях ранних симфоний (включая Третью). И, например, Нулевая (d-moll'ная) показалась мне теперь даже более сильной, чем Первая (которую надо слушать в первой линцской редакции 1866 г.). Марш первой части Нулевой производит гораздо более сильное впечатление, чем марш первой части Первой. Прямое предвосхищение трагического марша, открывающего Шестую симфонию Малера.