March 19th, 2017

Делякруа

Чайковский - Вторая симфония c-moll, op. 17

Вдруг зазвучала в голове, совершенно неожиданно. Зацепила прямо вдруг сильно. Вчера слушал со Светлановым, сейчас - с Караяном. А Караян-то лучше, чем наш великий ревнитель чистоты русской музыки. Оркестр звучит идеально, форма выстроена с блистательной логикой. Нет, светлановское исполнение вчера мне даже очень понравилось, но как только заиграла валторна берлинских филармоников, наши отступили на второй план.
Как-то довольно давно после прослушивания Второй симфонии я подумал, что идею скерцо использовал Шостакович в скерцо 9-й симфонии. Даже вчера это скерцо вспомнилось отчетливо. Хоть это и странно. Сама же симфония - чистый шедевр, чего раньше я так остро не чувствовал. И несомненна связь с "Камаринской" Глинки. В частности, в приемах резкой "хроматизации" народной темы в ее разработке (имею в виду блестящий финал Второй симфонии). Но ведь и сам Чайковский говорил, что в "Камаринской" заключена вся русская симфоническая музыка, как дуб в жёлуде.