August 3rd, 2013

Сагрестани

Прерафаэлиты (но не только)

Были на выставке прерафаэлитов в ГМИИ.
Большая превосходная выставка. Прерафаэлиты - моя слабость, особенно Бёрн-Джонс. Он представлен несколькими картинами, а также витражами и гобеленами, выполненными по его дизайну.
Конечно, лучшая его работа на выставке - большое полотно "Любовь, помогающая пилигриму". Можно заметить, познавая творчество этого художника, что он всегда писал одно и то же лицо, и у мужчин, и у женщин. Это однообразие лиц можно было бы счесть за признак недостаточного уровня таланта, если бы в его лучших работах не было некой таинственной атмосферы, что делает их прелестными, загадочными. Впрочем, не всегда. Висящая рядом с "Пилигримом" картина "Vesperino quies" (Тихий вечер, 1893), представляющая собой поясной женский портрет и явно ориентированная на "Джоконду", производит, по сравнению с итальянцами Эпохи Возрождения, впечатление чудовищной безвкусицы, беспомощного гламура.
Мне было отрадно увидеть многие картины, с молодости известные мне по репродукциям: Миллэз, Хант, Росетти (последнего, кстати, я не люблю, хоть он и глава направления). Ведь у нас в России картин прерафаэлитов нет. Была в 2008 г. в Третьяковке небольшая выставка, о которой я тут писал. Кроме Бёрн-Джонса отмечу "Офелию" и "Марианну" Миллэза, а также большое его полотно "Долина вечернего покоя". Одна из картин Ханта (большой семейный портрет), как нам показалось, повлияла на З. Серебрякову (в изображениях детей). Но возможно и простое совпадение, случайная близость, как, например, сходство между Гогеном и Борисовым-Мусатовым, на которое еще давно мне указал мой друг художник. Кстати, у Борисова-Мусатова тоже везде одно и то же женское лицо и, как и у Бёрн-Джонса, таинственная атмосфера.
***
Collapse )