January 20th, 2013

Сагрестани

Вагнер и Моцарт (something else)

Из воспоминаний Людвига Карпата о Малере:
"Вагнер и Моцарт - вот краеугольные камни оперного репертуара, - говорил мне Малер. - Все остальное должно органически присоединяться к ним". Но тогда еще не было сенсационных произведений Рихарда Штрауса, которые сегодня нужно назвать третьим краеугольным камнем оперного репертуара. К этому убеждению пришел бы, без сомнения, Малер, которому была предназначена для первой постановки "Саломея". Штраус сыграл это сочинение Малеру, и тот был вне себя. К сожалению, ему не удалось преодолеть цензурных опасений своего начальства, и "Саломея" была впервые показана в Дрездене, а не в Вене. Что же касается новых постановок, то Малер, верный своему вышеприведенному изречению, восстанавливал в правах, главным образом, Вагнера и Моцарта. Я считаю, что в этом величайшая заслуга Малера как директора Венской оперы".
(Г. Малер. Письма. Воспоминания. - изд. 2-е, доп.- М.: Музыка, 1968. - С. 323.)
И я сегодня не нашел ничего лучшего, как после вчерашнего "Зигфрида" поставить Cosi fan tutte. Я извлек из забвения запись К. Бёма (где поют Л. делла Каза, К. Людвиг, А. Дермота), которую недолюбливал из-за безжалостных купюр. Но все, что сыграно, сделано превосходно, почти идеально (на мой вкус). Правда, вздохи альтов в конце №10 не столь выразительны и слышны, как у Р. Мути. И совсем не слышно столкновение ля и соль-диез в начале №4. Точнее, не подчеркнута резкость этого столкновения, которое сильнейшим образом ощущается, когда сам играешь. Играешь-то, конечно, клавир, а слушаешь оркестр. Возможно, мне просто медведь на ухо наступил.
Collapse )
Сагрестани

Вызов Шопена

Когда в XIX веке композиторы стали говорить с публикой с позиций силы, и толпа им покорилась, Шопен бросил буржуазному веку гордый аристократический вызов. Сочиняя для одного инструмента, он смог стать вровень с величайшими творцами.
Еще.