September 24th, 2012

Тень в Толедо

Смотреть и видеть

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги...
(Арс. Тарковский)

DSCN5801

Collapse )


... А эти
Мои писанья пробой назовем.
Я не скажу, что мне они по нраву,
Но раз мои, я их хвалю по праву.
(Ю. Словацкий)

Collapse )
Сагрестани

Залив

Померанц: "...я в глубине нас оказывается заливом океанского Я".
Этот образ залива я иногда рисую себе, когда хочу понять смысл хайдеггеровского "Язык - дом бытия". Мысль Хайдеггера, конечно, гораздо сложнее, но правда и то, что Бытие как отпетый бомж, или океан во время прилива, вторгается иногда в наше скромное обиталище. Впрочем, метафора залива слегка отдает банальностью. В философском смысле, но не в поэтическом. В последнем уместно процитировать Китса:

It keeps eternal Whisperings around
Desolate shores, and with its mighty swell
Gluts twice ten thousand Caverns; till the spell
Of Hecate leaves them their old shadowy sound.
Often 'tis in such gentle temper found
That scarecely will the very smallest shell
Be moved for days from whence it sometime fell
When last the winds of Heaven were unbound.


Главный конструкт хайдеггеровской философии я представляю себе как щелевидный колодец с гладкими стенками. Видна полоска неба, но до него не добраться. Можно начертить и более приятную картинку: просека в лесу, но деревья непомерно высоки; или ущелье в горах. Тогда надежды больше.
Философские "буддийские" отступления у Померанца не производят на меня впечатления. Это даже и не философия (если под таковой разуметь конструирование в понятиях), а скорее мифология. Подход к философии с местоимениями соблазнителен, но вряд ли плодотворен. Это уже очень хорошо показал Гегель, критикуя систему Фихте.