Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Categories:

Поэзия - послушная дочь музыки

Поэзия есть "послушная дочь музыки" не только в опере:

«Мне кажется, что для поэта слуховые галлюцинации являются чем-то вроде профессионального заболевания.Стихи начинаются так — об этом есть у многих поэтов, и в «Поэме без героя», и у О.М.: в ушах звучит назойливая, сначала неоформленная, а потом точная, но еще бессловесная музыкальная фраза. Мне не раз приходилось видеть, как О. М.пытался избавиться от погудки, стряхнуть ее, уйти… Он мотал головой, словно ее можно было выплеснуть, как каплю воды, попавшую в ухо во время купания. Ноничто ее не заглушало — ни шум, ни радио, ни разговоры в той же комнате. Анна Андреевна рассказывала, что, когда пришла «Поэма», она готова была сделать чтоугодно, лишь бы от нее избавиться, даже бросилась стирать, но ничего не помогло.В какой-то момент через музыкальную фразу вдруг проступали слова, и тогда начинали шевелиться губы. Вероятно, в работе композитора и поэта есть что-то общее, и появление слов — критический момент, разделяющий эти два вида сочинительства.Иногда погудка приходила к О. М. во сне, но, проснувшись, он не помнил приснившихся ему стихов.У меня создалось впечатление, что стихи существуют до того, как они сочинены. (О.М. никогда не говорил, что стихи «написаны». Он сначала «сочинял», потом записывал.) Весь процесс сочинения состоит в напряженном улавливании и проявлении уже существующего и неизвестно откуда транслирующегося гармонического и смыслового единства, постепенно воплощающегося в слова.Последний этап работы — изъятие из стихов случайных слов, которых нет в том гармоническом целом, что существует до их возникновения. Эти случайно прокравшиеся слова были поставлены наспех, чтобы заполнить пробел, когда проявлялось целое. Они застряли, и их удаление тоже тяжелый труд. На последнем этапе происходит мучительное вслушивание в самого себя в поисках того объективного и абсолютно точного единства, которое называется стихотворением. В стихах «Сохрани мою речь» последним пришел эпитет «совестный» (деготь труда). О. М. жаловался, чтоздесь нужно определение точное и скупое, как у Анны Андреевны: «Она одна умеетэто делать»… Он как бы ждал ее помощи.В работе над стихами я замечала не один, а два «выпрямительных вздоха» — один,когда появляются в строке или в строфе первые слова, второй, когда последнее точное слово изгоняет случайно внедрившихся пришельцев. Тогда процесс вслушивания в самого себя, тот самый, который подготовляет почву к расстройству внутреннего слуха, к болезни, останавливается. Стихотворение как бы отпадает отсвоего автора, перестает жужжать и мучить его. Одержимый получает освобождение.Бедная корова Ио удрала от пчелы».
(Н. Мандельштам. Воспоминания)

Бывает так: какая-то истома;
В ушах не умолкает бой часов;
Вдали раскат стихающего грома.
Неузнанных и пленных голосов
Мне чудятся и жалобы и стоны,
Сужается какой-то тайный круг,
Но в этой бездне шепотов и звонов
Встает один, все победивший звук.
Так вкруг него непоправимо тихо,
Что слышно, как в лесу растет трава,
Как по земле идет с котомкой лихо...
Но вот уже послышались слова
И легких рифм сигнальные звоночки,
Тогда я начинаю понимать,
И просто продиктованные строчки
Ложатся в белоснежную тетрадь.

И еще:
"Процесс работы над переводом прямо противоположен сочинению подлинных стихов. Я не говорю, конечно, о чуде слияния двух поэтов, как бывало с Жуковским или с А. К. Толстым, когда перевод вносил новую струю в русскую поэзию или переводные стихи становились полноценным фактом русской литературы, как любимая нами «Коринфская невеста». Такие удачи бывают только с настоящими поэтами, да и то очень редко, а просто перевод — это холодный и разумный верификационный акт, в котором имитируются некоторые элементы стихописания. Как это ни странно, но при переводе никакого готового целого до его воплощения не существует. Переводчик заводит себя, как мотор, длительными, механическими усилиями вызывая мелодию, которую ему нужно использовать. Он лишен того, что Ходасевич очень точно назвал «тайнослышаньем». Перевод — это занятие, противопоказанное подлинному поэту, созданное для того, чтобы предотвратить даже зарождение стихов".
(там же)

Интересно, что Эйнштейн утверждал, что "настоящая математика и настоящая музыка требуют однородного мыслительного процесса".
Tags: Ахматова, Мандельштам, Маршак, Моцарт, Н. Мандельштам, Пастернак, Эйнштейн, математика, музыка
Subscribe

  • Великий Новгород. Первые прогулки (часть 1)

    Мне легче начать с прогулок по городу, минуя до поры-до времени интерьеры и музеи. Мы приехали в Новгород рано утром 16 августа, доехали на такси до…

  • 75 городов: Испания

    Пята Испании, Италии медуза... О. Мандельштам Попробую сделать мини-обзор посещенных нами в разное время испанских городов за вычетом тех, что уже…

  • "Булгахтеру телеграмма!"

    Перечитал залпом "Мастера и Маргариту", а также главу "Сталин и Булгаков" из 4-томника Б. Сарнова "Сталин и писатели". Параллельно слушаю музыку в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Великий Новгород. Первые прогулки (часть 1)

    Мне легче начать с прогулок по городу, минуя до поры-до времени интерьеры и музеи. Мы приехали в Новгород рано утром 16 августа, доехали на такси до…

  • 75 городов: Испания

    Пята Испании, Италии медуза... О. Мандельштам Попробую сделать мини-обзор посещенных нами в разное время испанских городов за вычетом тех, что уже…

  • "Булгахтеру телеграмма!"

    Перечитал залпом "Мастера и Маргариту", а также главу "Сталин и Булгаков" из 4-томника Б. Сарнова "Сталин и писатели". Параллельно слушаю музыку в…