Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Categories:

CXC

Его отмечены черты

Печатью не совсем обычной.

Раз (он гостиной проходил)

Его заметил Достоевский.

“Кто сей красавец? – он спросил

Негромко, наклонившись к Вревской: -

“Похож на Байрона”.

 

Достоевский по гороскопу был скорпион. Наверное поэтому он смог придумать сон Ипполита.

Вересаев ругал его за скорпионов и говорил, что у Толстого встречаются только высшие животные, а у Достоевского только пауки и скорпионы. Положим, не только. Прекрасная большая собака Нора (в сне Ипполита) испытывает почти человеческий ужас при виде чудовищного насекомого; у Коли Красоткина был пес Перезвон. Но Вересаев не понял, что Достоевский предвидел наступление тысячелетнего царства пауков в человеческий рост, а Толстой – при всей гениальности – нет.

Да, пауки занимают у Достоевского почетное место. Они даже выступают как некие Хранители Вечности, как ее представляет Свидригайлов. Возможно, этот образ навеян Кораном (который Достоевский мог читать, но это мои домыслы, точно не знаю), сурой 29 “Паук”. Там “дом паука” есть символ некой альтернативной вселенной, призрачной и неустойчивой:  “поистине, дом паука – самый непрочный из домов”.

Лиза Тушина говорит Ставрогину, что воображает себя с ним в комнате, где “есть паук в человеческий рост; мы будем смотреть на него и бояться”.

Сколько было в XX веке таких пар, загипнотизированных Пауком и парализованных страхом…

Tags: Блок, Вересаев, Достоевский, Коран, Толстой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments