Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Categories:
  • Mood:
  • Music:

День рождения комсомола

Сегодня - день рождения комсомола, ВЛКСМ ("Всэх лублу кроме сваево мужа", - расшифровка начальника сухумской турбазы им. n-ого съезда ВЛКСМ, где я оказался весной 1974 г.), об исчезновении которого я иногда жалею - это при всем моем теперешнем оголтелом антисоветизме.
Но этот день примечателен для меня не только ввиду славной годовщины. Ровно 35 лет назад состоялся мой, с позволения сказать, философский дебют ("Это мой дебют на базаре!"(с)). В Университете марксизма-ленинизма, куда я, между прочим, пошел по доброй воле, на философском факультете для комсомольского актива я сделал доклад по теме "Специфика идеального". Я к нему очень тщательно готовился, и доклад получился неплохо, хотя угол зрения некоторых моих товарищей (особенно барышень), пока они меня слушали, устремился, асимптотически, к 180 градусам.
Через два года работа на эту тему стала моим дипломом. В ту пору я вдруг стал думать, не уйти ли мне вообще в философию? Мой руководитель по УМЛ, ведший у нас семинары, Валентин Васильевич Перерва, кандидат философских наук, военный (капитан), очень достойный и умный человек, лет 35, настоятельно советовал мне избрать философию специальностью и писать диссертацию. Он познакомил меня с одним философом по фамилии Костелов, преподававшем в МЭИ, которому я показал свой диплом. Этот философ, похожий на православного священника, очень внимательно ко мне отнесся, сделал много ценных замечаний, и сказал, что у меня вполне профессиональный подход к делу. Ему особенно понравилась мысль о связи идеального и бесконечного, хотя я это почти целиком взял у Гегеля (добавив некоторую, т.с., интерпретацию). Он собирался познакомить меня с Ильенковым и Библером. Но я почему-то сильно опять заколебался. Я подумал, что вот так бросить ту математическую задачу, над которой я тогда размышлял, было бы дезертирством. Время шло, с Ильенковым я так и не познакомился, а очень скоро его не стало. Он покончил с собой, перерезав ножом горло. Тогда, конечно, я не знал этих ужасающих подробностей, вообще не знал, что он умер такой страшной смертью. Это был, я полагаю, чуть ли не единственный настоящий оригинальный философ-марксист среди паноптикума советских квазифилософов-квазимарксистов. Эти люди набрасывались на Э.В. прежде всего в связи с его концепцией идеального. То, что Ильенков писал об идеальности стоимости, анализируя "Капитал" Маркса, вызывало бурную реакцию в виде поросячьего визга. Такого сорта публики было немало и у нас, на кафедре философии МГТУ (тогда еще МВТУ), которую возглавлял проф. Шептулин. Этот джентльмен хвастался на одной лекции для аспирантов тем, как он выжил из Института философии Ладыгину-Котс (в связи с достижением последней пенсионного возраста). При своей представительной фигуре он имел несоразмерно короткие ноги, но на этих коротких ножках он с непостижимой скоростью, словно двуногий тараканчик, бодро бегал по запутанным коридорам прославленного Императорского Технилища. Усов у него, насколько я помню, не было, а если бы были, то он, несомненно, умел бы ими шевелить.
Теперь, после недавнего, если можно так выразиться, возвращения в Брайдсхед, т.е. в философию, когда я в 1997 году затесался на семинар по философии математики в МГУ, войдя в некое high delicious society наподобие прустовского кружка Вердюренов или круга тех, кто удоcтаивался чести присутствовать на семейных торжествах Форсайтов ("Those priveleged to be present at a family festival of Forsytes..."), я также общаюсь с некоторыми философами школы Ильенкова и даже принимаю иногда участие в ежегодных "Ильенковских чтениях". Это вполне достойные интеллигентные люди, которые, правда, иной раз морщатся при упоминании имен Гуссерля или Хайдеггера (не говоря уж о Фуко, Деррида или Делёзе). Меня с ними роднит почтение и интерес к Гегелю, которого в последнее время стало модно, среди определенной части нашего философского бомонда, пинать ногами. Стоит при этих господах сослаться на Гегеля, и на них нападают корчи, как на гоголевскую ведьму в "Пропавшей грамоте".
Но вот тут подул свежий ветерок: вышла (под ред. Н.В. Мотрошиловой) большая коллективная монография, посвященная 200-летию опубликования "Феноменологии духа". К сожалению, от статьи В. С. Степина "Гегель и современная наука", тема которой мне особенно интересна, можно было бы ожидать несколько меньшего индекса тривиальности. Но и то хлеб. А на Западе интерес к Гегелю уже давно вырос, а мы еще часто повторяем попперовскую критику 60-летней давности.

В последние год-два я как-то отхожу от философических трудов. Много другой работы. И потом пусть уже этим профессионально занимается мой младший сын, канд. философских наук. А мне пора на пенсию.
Tags: alma mater, Гегель, Гуссерль, Ильенков, Хайдеггер, даты, личное, мемории, семинар, философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments