Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Category:

Всякая всячина

Si vera nostra sunt aut falsa...
Гёте своему "Введению к очерку учения о цветах" предпослал следующий эпиграф:
"Si vera nostra sunt aut falsa, erunt talia, licet nostra per vitam defendimus. Post fata nostra pueri, qui nunc ludent, nostri judices erunt".
("Истинно наше дело или ложно, так или иначе, мы будем защищать его всю жизнь. После нашей смерти дети, которые сейчас играют, будут нашими судьями".)
Красиво сказано! Ну а что, если "наше дело" ложно, и мы так боролись за него, так защищали свое безумие (в котором есть метод!), что наши дети утратили чувство истины и уже не могут нас верно судить?

О Достоевском
Т. Манн в одном из своих писем (если не ошибаюсь) писал: "Даже у Достоевского его апокалиптически-эпилепсический мир теней пронизан необузданной стихией комического".
Это верно, но верно и обратное: в комических своих вещах Достевский бывает поистине инфернален. Особенно сильно в "Селе Степанчикове", обитатели которого часто воспринимаются как тени в аду: безумная Татьяна Ивановна, проносящаяся в белом платье ночью в саду; Фома, как черный призрак, вдруг неожиданно является, словно из-под земли, и безмолвно, качая головой, проходит мимо полковника и Настеньки, когда они ночью встречаются в том же саду.
Акутагава очень точно выразил, в чем состоит этот синтез инфернального и комического:
"Романы Достоевского полны карикатур, которые самого дьявола повергли бы в уныние".

Пруст
Вот совершенно завораживающий момент в "Содоме и Гоморре":
"Я так тихо сидел, что впервые за несколько месяцев тиканье стенных часов касалось моего слуха. Вошла Франсуаза, чтобы поставить что-то на место. Она заговорила со мной, но мне была противна ее однообразно пошлая болтовня, под непрерывный звук которой мои чувства менялись каждую минуту, переливаясь из страха в тревогу, из тревоги в полное отчаяние".

События, метаморфозы, развертываются во Времени (и, может быть, даже формируют его, как сами тела - формируют пространство, хотя, скорее всего, обратно: время и пространство создают форму превращений и тел), но они не суть само Время. "Свидетельство божественно, но оно - не Бог". Лишь если убрать события, "снять" их, в буквальном смысле слова замереть, как бы подавив самоё жизнь, то только тогда проступит само Время, "бесплотное и всемогущее", символизируемое лишь монотонным тиканьем часов: события умерли, и только Франсуаза, эта бдительная вездесущая парка, прядущая нить Времени, может появиться в нашем поле зрения, а ее однообразная и непрерывная болтовня, на фоне которой дискретно ("чувства менялись каждую минуту") течет личное время героя, инкрустированное в Большое Время, служит таким же символом, как и тиканье часов.
Tags: Акутагава, Гете, Достоевский, Пруст, Т. Манн, литература
Subscribe

  • 75 городов (Венеция, август 2014, часть 5)

    Надо заканчивать венецианскую ретроспективу. Оставшиеся 4 дня хочу уложить в один пост. О них много и подробно написано раньше. Так что финальчик…

  • Моцарт – «Каирский гусь» (“L’oca del Cairo”), K. 422

    Это незаконченная опера, точнее, просто несколько номеров предполагаемой оперы на либретто Дж. Вареско (либреттиста «Идоменея»), которые были…

  • Про музыку

    Странная цепочка у меня выстроилась сегодня. Моцартовская четырехручная соната F-dur (K. 497) в аутентичном исполнении Б. ван Орта и У. Дютчлер, о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments