Алексей (abel) wrote,
Алексей
abel

Category:
  • Music:

Высокая классика

Так вышло, что на небольшом временном расстоянии я слушал три сочинения: 23 концерт Моцарта (Ля мажор, К. 488), фортепианное трио Бетховена Си бемоль мажор, соч. 97, и квартет Гайдна из соч. 76, Ре мажор, №5.
Это все чудо высокой классики, изумительная ясность духа, нечто олимпийское, то, что абсолютно было утрачено в музыке 20 века. Это как раз тот свет, на потерю которого в музыке сетовал Денисов (правда, Бетховена он не любил; или уговаривал себя, что не любит? Мне трудно понять, как музыкант такого уровня мог назвать Бетховена "дутой фигурой").
В гайдновском квартете меня, кроме всего прочего, поражает монотематизм. Высочайшее мастерство автора не позволяет увидеть его сразу, и он не только не мешает разнообразию, а, напротив, выявляет его.

..."Не видишь ли, скажи, чего-нибудь" -
Сказал мне юноша, в даль указуя перстом.
Я оком стал глядеть болезненно-отверстым,
Как от бельма врачом избавленный слепец.
"Я вижу некий свет, - сказал я наконец.
"Иди ж, - он продолжал, - держись сего ты света;
Пусть будет он тебе единственная мета,
Пока ты тесных врат спасенья не достиг,
Ступай!" - И я бежать пустился в тот же миг.


Этот пушкинский юноша всегда казался мне сошедшим с венской картины Джорджоне "Три философа", тоже явления высокой классики, но в живописи и в другую эпоху.
Tags: Бетховен, Бетховен_фортепианные трио, Гайдн, Гайдн_квартеты, Моцарт, Моцарт_струнный квартет, Моцарт_фортепианный концерт, Пушкин, живопись, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments